logo
 
?

казино африка

Трагедия в Гюмри, бои за аэропорт, на ПМЖ — на Запад, кто такие настоящие нацисты, патриарх и аборты, чего ждать от «черной сотни» и безмозглые защитники власти.

«Мамой клянусь», «мирный план» вождя и тайна гражданки Гамаюн.

Почему закончились деньги, что делать с ООН и крымские «звезды». Читайте свежий обзор самых интересных блогов недели.

Всё больше я прихожу в ужас от того, что мир становится окончательно виртуальным.

Нет, где-то там, на кромке реальности, раздаются настоящие взрывы и гибнут настоящие живые люди.

А мы получаем виртуальную подачу этого события — причем по желанию подающего так или иначе окрашенную, более или менее перевранную, а то и вовсе перевёрнутую (я сейчас не про наших орденоносных политобозревателях — это происходит во всём мире). Любой человек, выступающий за гармоничность окружающего мира, должен приветствовать награждение орденом двадцатипятилетнего сына Сечина.

И вот из этих комиксов у населения планеты складывается представление о реальности — и оно от неё дальше и дальше. Это же как последний мазок, недостающая деталь в мозаике, ударный аккорд. Потому что мир вокруг вас в тот момент еще не обрел цельность и ясность. И тут же с огромной помпой сами же создают организацию Антимайдан с руководителями на лицах которых написано, что самое первое что им придет в «голову» — разграбить винные и продовольственные склады. Я раньше думал, что у нас и злодеи опереточные, но сейчас все больше вся эта истерия смахивает на хоррор — фильмы класса C.

Задумайтесь, почему так тревожно было на душе в последние дни, отчего не находили себе места, терзались сомнениями, плохо спали? А сейчас, с вручением ордена, все чудесным образом встало на свои места. Странно, СМИ, политологи и чиновники всех мастей с утра и до вечера уверяли и уверяют, что майдана в России нет и быть не может ни при каких обстоятельствах. Казалось бы, какая связь между формированием «черной сотни» — «антимайдана», законом о нежелательных иностранных организациях и денежной эмиссией? Если вы в сложившейся ситуации собираетесь спасать экономику, то вам не до черной сотни и неототалитарных изысков, а если — искючительно своих друзей, то вам без черной сотни и неототалитаризма не обойтись.

Одна моя подруга собирается на ПМЖ в Италию, другой очень хороший режиссер — в Киев. И за пропавшего без вести моя бабка ни копейки не получала — поскольку не могла доказать, что он действительно погиб, хотя и поднимала пятерых детей. Марш противников кощунства запрещен в Москве, где его сочли потенциальным источником провокаций, однако проводится в Грозном, и пусть вместо анонсированного миллиона на него вышли сотни тысяч, но и это серьезная цифра.

Нацизм не там, где пенсионеры донашивают эсесовскую форму. Нацизм там, где находят оправдание убийце армянской семье или пытаются оскорбить Звягинцева. Хитом ю-туба стал ролик, в котором чеченский отряд, воюющий в Новороссии, называет эту землю своей и требует выдать убийцу чеченца, погибшего в перепалке с ополченцами же. Что плохо учились, плохо работали, безответственно относились к политическому выбору. Трагедия Шарли и трагедия Украины — это одна и та же трагедия.

Хорошо отвлекать население от кризиса внешней агрессией, прямой поддержкой сепаратизма, но последствия этой войны могут оказаться ужасней всякого кризиса. Идея персональной ответственности глубоко не наша, западная, римско-католическая или хуже того, протестантская. Всегда со всем соглашались, а когда бунтовали — то неправильно, бессмысленно. Трагедия жизни, которая самой своей жизненностью оскорбляет другого.

Стоило бы напомнить, что русская революция 1917 года случилась не из-за большевиков, для революционеров она была серьезной неожиданностью, и самыми влиятельными врагами самодержавия были не Ленин с Троцким, а экс-кадет Львов с черносотенцем Пуришкевичем. Не посылали лучших людей во власть, не сумели организовать оппозицию, не мыли подъезды, не чистили тротуары, пили пиво из горлышка, не ходили на диспансеризацию. Это не сразу заметно, потому что большинство людей, оплакивающих Шарли, одновременно защищают Украину.